Екатерина Ш., 32 года, Москва.

Первая беременность для меня была настоящим чудом, я не верила своему счастью, летала над землей. Была в совершенном неведении относительно и беременности, и родов. Пришла в ЖК и первым делом услышала: «Никакого чуда не произошло» - от видавшей виды акушерки с колючими глазами. Потом я попала в роддом №4 на 40-й неделе. Через неделю они закрывались на мойку. Они провели всевозможную диагностику и смогли убедить меня, что надо рожать сейчас, т.к. ребенок крупный. Я, глупенькая, согласилась. Сначала я долго лежала под капельницей с окситоцином, а потом как навалились невероятно болезненные схватки (в домашних родах мне так больно было только в последней стадии минут 15). Отправили в родблок и оставили одну. 12 часов прошло со времени как меня начали стимулировать. Время от времени заходила акушерка и сокрушенно вздыхала, потому как раскрытие шло очень медленно. Прокололи пузырь и опять положили под капельницу. Дикая боль – я случайно выдернула катетер, кровь фонтаном заливала все вокруг. Ад! Да еще, и врач, наконец, пожаловала и сказала, что у нее кончается дежурство, поэтому я должна немедленно родить. У меня раскрытие было уже полное, но головка в таз даже не вставилась. Они скакали на животе, кричали на меня «Натрахалась, теперь давай - расплачивайся». Я уже от боли теряла временами сознание, уже ничего не могла понять, телом не управляла. Пришел новый врач (Гинзбург), собрал консилиум и отправил меня на КС. Позже, он мне сказал, что ребенок застрял по неправильной окружности (голова боком), что прошло уже 6 часов с момента прокола пузыря и 18 - с начала стимуляции, у ребенка наблюдаются признаки гипоксии, да и я была в плохом состоянии – поэтому КС.

 

Прошло 4 года, времена были тяжелые, у нас тогда со средствами было плохо, да и диссер висел на мне – о втором ребенке мы и не помышляли. И вот когда уже назначена была предзащита – я узнаю о своей беременности.

 

 

 

 

Отступать от защиты было поздно, и я защитилась. По беременности пришлось уйти из Универа. Нашла другой институт, устроилась. И, наконец, занялась вопросом беременности на 8м месяце. На этот раз в новой ЖК оказалась просто ужасная тетка – орала, требовала приема гормонального лекарства для пролонгирования беременности, т.к. у меня был небольшой тонус. А также приема антибиотиков, т.к. обнаружилось микоплазма в небольших титрах, а также еще целое полотенце лекарств. В роддоме №4 на консультации Гинзбург сказал – не принимать ни гормональных лекарств, ни а\б. На 41-й неделе врач выписала направление в роддом. К тому времени у меня уже были тренировочные схватки и раскрытие 3 см. От идеи домашних родов, я тогда отказалась(боялась) – надеялась, что если приеду в роддом со схватками, то мне дадут родить самой. А когда приехала, мне сказали «Ну, что сама хотела родить?», я сказал «Да». И тут на меня обрушился целый поток кровавых историй. Я заплакала. Меня посмотрели – полное раскрытие, но головка не вставлена, как и в прошлый раз. Тут же, не теряя времени на всякие там клизмы и гигиенические процедуры, потащили на стол. Привязали, так что на схватке меня мучила жуткая боль. Собрались опять. Один высказал сомнение, что при таких обстоятельствах следует делать КС, на что другой сказал, что если еще чуть-чуть подождать, то будет, действительно, поздно. Вот и 2-е КС. На этот раз мне было ужасно обидно, я обругала себя за трусость.

 

Через 3 года, я вдруг почувствовала какой прекрасный запах у начинающейся осени – а через некоторое время на профосмотре мне диагностировали беременность. Родственники меня затретировали – делай аборт. Один муж меня поддерживал, но другой поддержки и не требовалось. Сунулась опять к той тетке в ЖК – та как заорет: АБОРТ, и ну поливать меня грязью. Я ушла и больше к ней не вернулась В другой поликлинике я нашла замечательного врача. Ей уже больше 60 лет, раньше она работала в роддоме, и заведующим отделением – спокойная! Немного постращала меня для порядка, а потом и говорит: «Правильно, надо рожать больше здоровых детей от хороших родителей». Только была против идеи естественных родов. Я к ней ходила, мы мило беседовали. Она радовалась, что я чистенькая как ребенок, здоровая. Ни разу ничего лишнего не прописала, как могла, охраняла меня от терапевта, которая очень любила всем прописывать страшные лекарства, только доверься ей!

 

Я решила во чтобы-то ни стало родить самой. Ходила к домашней акушерке Ладе Шиловой. Муж был против домашних родов, через друзей выискал врача в МОНИИАГ – Веру Маратовну. Она совершенно замечательный человек. Сказала, что все в порядке, возможно, мне удастся самой родить. Сказала, что у меня хороший шов, хоть и грубый. Но грубость и спайки – это признак того, что все быстро заживало, и ничего плохого нет. А пока, сказала она, займемся вопросом гестационного диабета. Она считала, что крупные дети у меня из-за диабета беременных. Хотя в 25 недель и позже особенно высокого уровня сахара не обнаружилось (меня проверяли по динамической методике с нагрузкой глюкозой), посадила меня на специальную диету. И за это я очень благодарна ей. Хотя и оказалось, что мои дети крупные по другим причинам, но ее диета в сочетании с физической нагрузкой (я занималась специально гимнастикой для беременных) дала просто потрясающие результаты: у меня не было ни отеков, ни судорог, я была красивой и полной сил. Всем вокруг (кроме мужа) я говорила, что буду рожать в МОНИИАГ.

 

Я съездила на семинар с Татьяной Саргунас в доме отдыха – как же там здорово было! Смотрели видео и родов женщин в Индии, и ее собственных, и ее учениц на море. Так красиво! Она рассказывала множество интересных историй, от нее я узнала о Станиславе Грофе и его теории перинатальных матриц. Позже с большим удовольствием читала. Она дала мне свои телефоны и сказала звонить, если что. Сама она не стремилась принимать у меня роды, прежде всего из-за несогласия моего мужа и 2-ух КС, хотя все время поддерживала меня. На ее форуме я нашла ссылки и на сайт РодиСама, и ВисВиталис и другие.

В это время Веру Маратовну по состоянию здоровья положили в больницу, она сказала, что не сможет меня больше вести, советовала пойти к Логутовой.

Я заплатила около 2 тыс. за прием и сидела полдня в очереди. Она меня приняла и сказала, что однозначно КС, мне даже и рассчитывать на естественные роды не стоит. Мои бумаги она толком и не смотрела. У меня уже было 38 недель. В очереди к Логутовой я познакомилась с девочкой, тоже беременной 3-им ребенком. Первое у нее было КС, а потом она родила сама ребенка весом 4 200 в 67 больнице. Я взяла телефон этой докторши. Съездила к ней, она сказала, что у меня показания хорошие и что она возьмет меня немного порожать, а там видно будет. Очень удивлялась «Не поймешь их, одна после 2х КС хочет сама рожать, а другая умаляет о КС только, чтобы целкой для мужа остаться».

 

Обрадовала всех своих родных, что рожать буду там. Пошла с мужем на консультацию к Ладе. Та отказалась принять роды, у нее какие-то неблагоприятные случаи недавно случились, она была подавлена. Но она поговорила с моим мужем, он стал мягче относиться к моей идее рожать дома, сказал, что понял – я должна реализовать себя в родах, иначе не смогу чувствовать себя нормальной женщиной. Я продолжала поиски. Встречу с докторшей из 67 я откладывала, моя дочь участвовала в концертах, я не могла бросить ее в этот момент. И вот одна многодетная мама (она недавно родила дома 5-го ребенка) дала мне телефон Наташи, но сказала, что я должна сходить в церковь.

 

На 40-й неделе я сходила в церковь, меня исповедовал батюшка Даниил Сысоев (его убили недавно сектанты), он так хорошо поговорил со мной, успокоил меня и благословил на роды. Наташа по телефону была довольно строгой, сказала, чтобы я готовилась по первому ее требованию отправляться в роддом, посоветовала другую диету и оливковое масло в большом количестве. На все воля божья, сказала она на прощание. В 41, 5 неделю после очередного концерта у меня тренировочные схватки достигли большой силы и были через 15 минут, спать было трудно. Наташа сказала – больше ничего не есть и оливковое масло в час по чайной ложке.

 

На следующий день приехала мама, пошла с дочкой на ее занятия. А я посидела в иннете, убралась и поехала на первое собрание в детский сад сына. Там такие низенькие стульчики! И вот за несколько часов сидения вверх коленками у меня схватки пошли каждые 6-7 минут, я еле сдерживалась, чтобы казаться спокойной. Но когда ноги уже начали неметь, я взяла все документы и отпросилась домой. На машине ехала с трудом, боялась врезаться в кого-нибудь. Потом отправила маму домой, с трудом сохраняя невозмутимый вид.

 

Позвонила Наташе, та сказала, что выезжает, позвонила мужу – тот сказал, - а может скорую вызвать. Я так рявкнула, что он сказал – ладно, ладно, еду. Покормила, помыла детей, привела в порядок кухню и ванную после них, сама искупалась. Приехал муж, я перепоручила ему связь с Наташей, застрявшей в пробке, а сама пошла укладывать детей спать. Старалась быть ровной, не напугать их, хотя временами и говорить было трудно, схватки шли по минуте через 5 минут.

 

Приехала Наташа, поговорила с мужем и дала ему задание – сделать стул для родов: для этого надо было подрубить ножки старому стулу без сидения и обмотать его чистыми тряпками. Как хорошо, что у нас был огромный запас старых простыней! Сначала (в 23 часа) у меня было раскрытие 6 см, но не прошло и часа, с активной помощью Наташи, раскрытие стало полным. Она сказала, что теперь ребенок должен опуститься в тазовое кольцо, и желательно, ровно. Меня посадили на стул, начались потуги, боль стала нарастать, но продвижения заметно не было.

Тогда Наташа сказала, надо отдохнуть, что все нормально, только надо очень аккуратно и постепенно продвинуть ребенка сквозь тазовое кольцо. Отвели меня в ванную. У нас как назло не было горячей воды. Муж нагрел ванну кастрюлями горячей воды. Часов 5 ему приходилось бегать с этими кастрюлями. Я когда легла в ванну, я даже застонала от наслаждения! В воде у меня быстро отступила боль, частота схваток уменьшилась до 1й в минуту, но длительность оставалась около минуты. Это произошло около 1 часа ночи. Я заснула странным сном. Провалилась в забытье, сквозь сон переживала эти схватки, иногда даже удавалось и вовсе не просыпаться на схватке, мне снились какие-то вселенские баталии, но не кошмары, не было страха совсем. Наташа отошла от меня, попросила посидеть мужа.

 

Около 6 часов утра я проснулась. Муж спросил меня между схватками - может в роддом, на это я ответила, что не транспортабельна. Наташа посмотрела и сказала – надо идти рожать на стул, пора, все расстояние благополучно пройдено. Я не хотела расставаться с ванной. Тут зашел разговор о том, что надо увезти детей. Я встрепенулась и пожелала пойти собрать вещи. Как только муж меня извлек из воды, у меня начались ТАКИЕ потуги! Это было в 6.30. На ногах я стоять не могла. Он еле-еле донес меня до стула.

Села. Боль усилилась невероятно. В начале схватки меня раскручивало назад, Наташа кричала, сжимайся вперед, подтягивала мне ноги к груди, на потуге мне удавалось нажать вперед. Раз – полились воды. Чистые и прозрачные. Наташа говорит – молодец, давай. На несколько минут я почувствовала облегчение, а потом скрутило в сто раз сильнее. Но тут во мне начало подниматься отчаяние, от дикой боли, я начала кричать. Наташа говорит – вот, потрогай, головка уже почти наружу, муж говорит – у тебя все получилось, вот она головка – еще чуть-чуть. Я не верю, кричу «Не могу больше», Наташа – давай! Два – родилась головка. Наташа моему мужу говорит – кладем на одеяла. И сразу Три – тельце вылетело на руки Наташе. Это было в 7 часов утра. Я засмеялась, и смеялась минут 10. Наташа сразу положила дочку мне на живот. Она была такая скользкая, так смешно царапалась – пыталась подняться вверх. Личико у нее было сероватого оттенка. Позже неонатолог сказала – через день пройдет, это из-за резкого перепада давления.

 

Через 15-20 минут я родила плаценту, Наташа перерезала пуповину, обработала пупок, помыла ребенка, запеленала ее и сказала – Ну вот, держите свою матрешку. Легла рядом со мной на пол отдыхать. Малышка присосалась к груди.

Я обсудила имя девочки с мужем. Мы уже давно решили назвать ее Олесей, один раз говорили только об этом. Наташа сказала – Олеся-Куролеся, так и закрепилось это прозвище за ней. Прибежали дети. Удивлялись, смотрели малышку. Потом Наташа увела детей в детскую, а муж перенес меня обратно в ванну. Я так потребовала. Потом покормили меня, детей. Муж увез детей и Наташу.

 

Я хотела остаться одной с ребенком. Сидела в ванной под слабой струйкой воды из нагревателя, малышка так и сосала грудь во сне. Потом муж вернулся, помог мне помыться, одеться и отправил нас в кровать. У меня не было разрывов, но был отек. Он прошел через несколько дней. Я начала всем звонить и рассказывать. А вечером дети вернулись, а я вернулась к обычным домашним делам!

Вот и все. Может еще и 4-го родим, как Бог даст. Но только дома.