Мои предпосылки. Для начала хочу сказать, почему всё-таки решила написать о своих родах. Да, я родила сама после кесарева сечения. И очень важную роль, я бы даже сказала определяющую, сыграл Интернет. Рассказы тех, кто смог родить сам, в конце-концов вывели меня на человека, который дал мне координаты моего врача – низкий поклон тебе, Светочка! Я просиживала месяцами в сети в поисках любой информации о том, как это возможно, возможно ли, где возможно… Я была беременна этой идеей 2 года и 5 месяцев – ровно столько прошло времени от кесарева до естественных родов. Я получила, что хотела, испытала, насладилась, смогла, сделала, прочувствовала – я родила! 

И мне хочется написать не ради хвастовства, на это у меня нет времени. Я мечтаю о том, чтобы мой рассказ помог хотя бы одной женщине, мучающейся после пережитой операции, мечущейся в поисках правды между безразличными и непробиваемыми врачами. Помог поверить, что это возможно, поверить в свои силы, в то, что она сможет не смотря ни на что. Я поехала рожать в другой конец страны, 750км от родного города. Туда, где у меня не было ни родных, ни знакомых. Туда, где живет моя врач, человек, который дал мне шанс и не ошибся. Впрочем, начну сначала. 

Мои сомнения. Я родила в 2005 году дочку. Схваток не испытала, раскрытия не было. Ребенок был в тазовом предлежании, врачи объяснили как это опасно, и ужасно, и какие могут быть последствия попытки родов, и т.д. Я поддалась давлению, не решившись рисковать здоровьем первенца. Хотя потом мне говорили нужно было пробовать, ведь плод был маленький – 3050. Но дело сделано, слава Богу всё прошло без осложнений. Единственным ощутимым последствием была моя психологическая травма: я не могла смириться, мне было обидно, я чувствовала себя неполноценной. 

Многие женщины пишут, что нисколько не страдают от того, что не родили сами. Я думаю им очень повезло. Я же страдала, и не стесняюсь сказать, что буквально завидовала тем, кто смог родить сам, и комплексовала из-за этого. Ещё до второй беременности я нашла в Сети рассказ женщины, которая родила после кесарева. Списалась, взяла координаты врача (на всякий случай). И вот я забеременела. 

Ах, сколько я услышала в свой адрес рецензий! Причем только ленивый не считал своим долгом сказать мне, что после кесарева – ничего кроме кесарева! Ни в коем случае! Опасно! Смертельно! Для ребенка! Для матери! Даже не думай. Не мечтай. Расслабься. Пусть режут. Без вариантов. Без шансов. Без надежды. Сказать, что я была тверда и непоколебима и шла напролом? Не скажу. Это будет неправда. Я сомневалась, расстраивалась, плакала. Очень хотела, надеялась на чудо и боялась даже верить. Главное – ребенок. Был бы здоров. Главное – выносить. 

А потом, в конце, если будет правильно лежать, если не будет других проблем, если найду врача и он согласится, если будет небольшой вес плода, если не подведет рубец, если, если…Вот тогда буду думать что делать, как помочь себе. До последней недели я надеялась найти врача в своем городе. Но нет, оставь надежду, всякий тут живущий. Как бы я была рада сказать, прокричать на всю Украину, что и здесь, в моей любимой южной пальмире есть специалист, дающий шанс женщинам, пережившим КС. Нету. К величайшему сожалению. Зато мне ненавязчиво предложили сделать перевязку труб во время операции. Без комментариев. 

Когда доносила до 36 недели - поняла, что мучиться сомнениями невыносимо, и, поскольку других вариантов не было, набрала номер той самой Татьяны Юрьевны, которую мне посоветовали в Донецке. Это был прорыв! После стольких врачей, которые от моего вопроса с третьего слова переходили на визг, я не поверила собственным ушам! На мои «если можно, хотя бы посмотрите, есть ли хоть какие-то шансы…», она приятным тихим голосом сказала «НУ ШАНСЫ ВСЕГДА ЕСТЬ.»!!! У меня выросли крылья за плечами. Прочь сомнения. Поеду, покажусь. Нет – так нет. Я всё равно не верила!!! Я решила, что съезжу на прием, потому что никогда себе не прощу, если не испробую все, даже пусть самые призрачные шансы. И мы поехали с мужем. На поезде. 

Всё складывалось так удачно: легко взяли билеты, ехали с комфортом и кондиционером (летом по жаре) в купе. Я ликовала: совесть моя теперь чиста, ещё сутки – и я буду знать ответ на мучительный для меня вопрос. Я думала, что завтра наступит конец моим сомнениям. Приехали, нашли. Познакомились. Такая милая и приятная женщина, само очарование! Но мы с мужем до конца не верили, такого просто не может быть – у нас в городе все приятные пока видят в тебе потенциального клиента. Послала сделать допплерометрию и узи, посмотрела на кресле. Рубец оказался 4,5мм (хотя в Одессе самый лучший узист намерял лишь 3мм!), предлежание правильное. Вывод был таким дословно: «Не вижу никаких противопоказаний для естественных родов»!!! Это был момент истины. Разве же это возможно? Как же это так, ведь всю беременность я только и слышала «категорически ни в коем случае ни при каких обстоятельствах…» 

Я ехала домой оглушенная, ошарашенная и растерянная, в голове было одно «не может быть!». В глубине души до встречи с НЕЙ я думала, что пожалуй у меня ничего не получится. По вполне объективным причинам. А тут получается, что теперь ВСЁ зависит только от меня. Я совершенно не была к этому готова. Венцом моих усилий должна была стать поездка в Донецк, где меня наконец-то бы отрезвили от моих нереальных фантазий. Но нет, вот место, где не только дают помечтать, но мечты сбываются. Неделю я была сама не своя. Врач сказала приехать в 38 недель, лечь в роддом и ждать родов. Оставалось совсем мало времени. Меня раздирали сомнения. Ведь теперь от разговоров надо было переходить к действиям: реально паковать чемодан и покупать билеты. Был последний телефон врача здесь, в моём городе, который по слухам был очень хороший, и стоило попробовать поговорить…Ещё несколько дней я тянула резину, сомневалась. Потом позвонила этому врачу – и… он мне нахамил по телефону за то, что я позвонила ему в 18-30, а у него рабочее время в 18 закончилось. И это на мобильный. Как будто я должна знать когда у него рабочее время? 

На следующий день я зашла на обычный прием в свою консультацию – и там вдруг вокруг меня началось такое движение! Чуть ли не под руки мой врач с заведующей жк поволокли меня в роддом (он рядом) знакомиться с начмедом, которая будет меня кесарить! Я в шоке, я ещё не решила где рожать, я не хочу оперироваться, люди, опомнитесь, - но меня никто не слушает. Я очень испугалась. И если бы захотели осмотреть на кресле – я бы не далась и сбежала. (У нас такое бывает, что после осмотра сразу остаются рожать/оперироваться). Еле-еле отпустили домой, при условии, что уже завтра я прихожу с вещами ложиться в роддом. Это стало последней каплей. Я побежала за билетами на поезд. И вот она, расплата за мои сомнения! Нет билетов, ни на 10 июля, ни на 12 (поезд через день), на позже есть, но боковой плацкарт верхняя полка. Я в ужасе, в трансе. Я уже не хочу рожать здесь, мне здесь негде рожать, не у кого, и я не хочууу!!! Я хочу в Донецк к такой милой, спокойной и улыбчивой Татьяне Юрьевне! Пришла домой плакать. Не знала, что делать. Меня спас мой любимый, верный, заботливый муж. Он сказал, что есть и другие варианты, например автобус. Я об этом не думала. Ночь в автобусе с 9-месячным животом – это мне казалось крутым экстримом. Однако, взвесив все за и против, я решила, что для меня страшнее попасть в роддом к родным эскулапам (шансы прокесариться =100%), чем родить в автобусе по дороге в Донецк (шанс, ну, скажем 15-20%). К тому же мы решили брать для меня 2 места, чтобы ночью я смогла разместиться с максимально возможным комфортом. К слову, автобус был полупустой, и этого можно было не делать. В общем, мы поехали в Донецк. С вещами для меня и масика. Рожать. 

Когда автобус тронулся в 22-00, на душе было легко и радостно, в животе – спокойно. Я шутила, что вот сейчас из темноты выбегут мой врач, зав жк и начмед в белых халатах, и закричат: «Вот она, ловите её, хватайте, кесарите её!»J)) Ощущала себя именно так, совершающей побег под покровом ночи. И ещё немного чувствовала себя городской сумасшедшей: у неё в трёх кварталах от дома роддом, а она… Поездку перенесла нормально, хотя конечно устала и не выспалась. Так не родила же! Приехали 11 июля в 8 утра. Когда я оформилась/поступила в роддом было уже 15-00. В 17-00 провела мужа на поезд и он поехал домой. Решили так, что если что начнется – я ему звоню и он прыгает в автобус (они каждый день часто) – и он приезжает. Ну вот, а с этого места собственно и начинается моя сказка. 

Моя сказка. Я до сих пор удивляюсь как там красиво. Как уютно. В отделении патологии беременных, где я лежала, (впрочем как и во всех других отделениях) занавесочки, диванчики, где можно посидеть поворковать с мужем (который свободно может зайти проведать жену днем в любое время). А какая красивая кухня! Да-да, это такое помещение на этаже, где стоит встроенная кухонная мебель как в новой квартире после хорошего евроремонта. Туда пациентки приходят за едой, а также можно в любой момент воспользоваться микроволновкой, чтобы разогреть что-то своё. Как я хотела сфотографировать кухню! Чтобы показывать подругам как бывает, а то бы не поверили. Но фотоаппарат муж привез уже в послеродовое отделение. Положили меня в бесплатную палату, (можно выбрать и платную) на 4 человека, небольшая, уютная, светлая, всё рядом, холодильник, туалет, душ. Кормят 3 раза в день. Бесплатно! 

Утром сказали сдать кое-какие анализы до 9-00. И я, (разве такое возможно?) к своему стыду проспала!!! Я, которая в принципе очень плохо сплю в больницах, тем более в роддомах, где в 2 ночи моют пол гремя ведром и шваброй, а с 6 утра разговаривают под дверью и в палате, где спят беременные/кормящие, в полный голос врачи и санитарки и вообще все кому не лень. Да, оказывается, такое бывает: абсолютная тишина и покой в больнице! Для меня это было первое потрясение. Я начала убеждаться, что попала в сказку. Или на курорт. И ещё, мне стало очень стыдно за то убожество, которое я видела у себя в городе, будучи простым рядовым пациентом трех роддомов. Когда люди слышали откуда я приехала – от удивления широко раскрывали глаза. Говорили, вы из ТАКОГО города, а приехали к нам?! А мне было стыдно, и обидно, за всех наших женщин, которые думают, что так и должно быть, как оно есть. И было радостно, что я тем не менее здесь, и что здесь тоже Украина, значит, ещё не всё в нашей стране потеряно, если бывает так, как здесь. 

Очередное узи показало толщину рубца 5,5мм. УРА!!! Татьяна Юрьевна сказала «Поздравляю!». Значит, всё хорошо, значит, я просто жду своего часа. Боже, как хорошо, как светло на душе! Как мне всё нравится! Я гуляла по городу, каждый день таскала в палату дыни и мы их там ели с девочками. Девчонки не могли особо ходить, у всех какие-то проблемы, но я-то здорова! Кроме рубца – никаких проблем. Но ведь он крепкий!:))) 

Через 2 дня, в пятницу 13-го вечером отошла слизистая пробка. Немного испугалась, позвонила врачу. Посмотрели. Раскрытия нет, как и было – кончик пальца. Сказали пару суток может пройти, а то и неделя. Ну и ладно. Я же не спешу, мне и тут хорошо. Подумала, что дома я бы уже на операционном столе готовилась к операции…(промедление смертельно опасно, срочно в операционную, никаких завтра…) 

Ах, как всё-таки хорошо, что я сюда приехала! Какое счастье просто ждать родов, как все обычные нормальные беременные женщины! Я думала о том, что благодарна всем этим людям уже за это светлое спокойное ожидание. Даже если не получится родить самой – уже не важно, зато я точно буду знать, что сыночек был сам готов прийти в этот мир. Тогда, когда он захотел, а не когда решила оперировать начмед. Я впервые за 9 месяцев расслабилась, и этот скальпель надо мной, висевший как дамоклов меч всю беременность наконец-то перестал меня пугать. 

Суббота прошла спокойно. Периодически матка была в тонусе, но я к этому давно привыкла. У меня тонус был всю беременность. В воскресенье с Леной, которая из Донецка (другие соседки были из Мариуполя) пошли погулять в город. Замечательно погуляли. В кафе поели мороженое, попили молочный коктейль, потом гуляли в парке среди кованых фигур, фотографировалась на телефон. И так мне было хорошо, как никогда. И всё так нравилось. И фигуры были такие символичные: аисты в гнезде, подкова, жар-птица…Я верила, что всё будет хорошо. Погуляли два часа, и в 13-00, как-то вдруг мне очень захотелось спать. Просто шли-шли, и тут я начала зевать буквально через каждых 3 метра. Сразу сели на маршрутку и поехали домой (в роддомJ)). 

После обеда была всё та же сонливость: никуда не хотелось ходить, ничего не хотелось делать, даже вставать. Легла в постель и до самого вечера лежала: то пыталась поспать, но что-то не получалось, то читала детектив, взятый у соседки. С 15-00 стала сокращаться матка, но как-то нерегулярно. Пыталась следить за периодичностью схваток – но получалась какая-то ерунда: то каждые 10 минут, то через 30 мин. Я перестала обращать на это внимание. И вот в 20-00, когда все соседки ушли во двор погулять перед сном, у меня прямо в постели полились воды. Я вскочила, схватила пеленку, а прозрачная водичка так и лилась. Пошла к дежурным, сказали «собирай вещи - идем наверх в родблок». Как же так, уже? 

Вещи собирала словно в тумане, бестолково кружила по палате и понимала, что не хочу отсюда никуда уходить…Прошел почти час. Позвонила Татьяне Юрьевне, что делать, воскресенье вечер, извините за беспокойство… Она созвонилась с дежурной, которая меня смотрела, и та сказала, что раскрытие минимальное, то есть никакое, то есть такое как и было ещё 3 недели назад – кончик пальца, 1см. И отходят воды. Татьяна Юрьевна сказала идти в родзал, там мне дадут таблеточку для подготовки шейки, что это действительно начались роды, и что обычно можно ждать сутки до полного раскрытия, но нам из-за рубца нельзя долго ждать. И сказала, что будет звонить дежурным врачам, чтобы решить ехать уже или нет. Я обрадовалась, что она не спешит. Мне только этого и надо было. Позвонила мужу, он всё бросил и помчался на автовокзал… 

Мои роды. В 21-00 я поднялась на 5 этаж и поступила в 8 родзал. Уютно, просторно, шведская стенка, коврик, мяч, туалет/душ/раковина, всё к моим услугам. Никаких клизм, никакого бритья. Попросили только снять лифчик и остаться в одной футболке. Её я приготовила заранее, тоже желтая, как на фотках у Светы, благодаря которой я здесь оказалась. Я надеялась, это принесет мне удачу.:) 

Посмотрели снова. Раскрытия нет. Сокращения раз в 20 минут не регулярные. Постелили, сказали, что ещё совсем-совсем не скоро, ложись спать. Дали пол таблеточки за щеку, сказали если что – зови. И ушли. После таблетки схватки как-то упорядочились и стали появляться каждые 7 минут. Господи, как хорошо, спасибо тебе, что меня никто не трогает, не волочит в операционную, что я не отбиваюсь, не спорю, не умоляю подождать, какое счастье! Я лежу и улыбаюсь, шлю соседкам и мужу смешные смс, спать не хочется, ничего не болит. 

Заходит акушерка, спрашивает «как дела», я ей «прекрасно», она «Улыбаешься? Оптимистка?», а я «А что мне делать, кричать?», она «Неее, кричать ещё рано». Кто-то там дальше по коридору действительно стонет на потугах, врач кому-то командует… А я лежу одна, свет приглушили и мне так спокойно и радостно! Я подумала, раз никакого раскрытия нет и не предвидится, значит так тому и быть – кесарево так кесарево, чего уж там. Я-то сделала всё, что от меня зависит, против природы не попрёшь, ну не раскрывается шейка и всё тут. Только бы муж успел на операцию – это единственное о чем я мечтаю, чтобы новорожденного сына положили ему на живот, пока меня зашивать будут – здесь так принято для лучшей адаптации младенца в этом мире. Здесь вообще всё так гуманно, такое чудесное отношение к маме и ребенку, я никогда не буду жалеть, что приехала, здесь так хорошо… Вот об этом я думала лёжа одна в родзале. 

После 22 стала пытаться заснуть, но не очень получалось. В 00-30 снова пришли посмотреть как я. Схватки стали регулярные, каждые 5-6 минут, раскрытие без изменений, 1-2см. Совсем не больно. Послушали живот как там масик – акушерка подняла вверх большой палец, значит отлично, сердцебиение в норме. Потом пришли с уколом. Я спросила, в курсе ли Татьяна Юрьевна, потому что меня нельзя стимулировать. Акушерка обиделась: «конечно, это же она сказала сделать». Оказалось, это для шейки, чтобы готовилась к родам. Сказала понаблюдать, что изменится. И ушла. А я поела припасенный с собой йогурт, перестала считать схватки и решила спать. Полтора часа прошли в каком-то полусне, и, очнувшись, я поняла, что спать невозможно из-за схваток! Они стали такие интенсивные, что на пике схватки я не могла найти себе места. Лежать стало невозможно, пыталась стоять на четвереньках – что-то тоже не очень. Встала. Осмотрелась. Ага, вот большой мяч, попробую делать так как видела в книжке и читала. Стала прыгать на мяче. Ух ты, совсем другое дело, намного легче. И всё же. Схватки каждые 6-7-минут и как будто усиливаются, дискомфорт нарастает. Надо же выяснить, что со мной происходит? Если никакого раскрытия и так колбасит, то пожалуй скоро я сама побегу проситься на операцию… 

2 часа ночи. Вышла в коридор. В том конце коридора кто-то приветливо помахал мне рукой, я кивнула, мол, здравствуйте. Вроде бы похоже, что Татьяна Юрьевна? Или нет? Вернулась к себе. В любом случае меня увидели, может кто-то зайдет? Оказалось и вправду она! Кто-то ещё у неё рожает, и она приехала. Прошу, посмотрите меня, что-то так прихватывает. Смотрим. И тут… «Девочка моя, какая же ты у меня умница!!! Да тут 4-5см раскрытие!!! И плодный пузырь ещё целый!» И тут Я ПОВЕРИЛА!!! У меня выросли крылья за спиной! УРА!!! Какая радость и доброта на её лице! Как будто солнце осветило эту комнату для меня! Говорю «как же я рада, что Вы пришли!» Мне сразу стало спокойно и не больно. Я почувствовала могучий прилив сил. Теперь я знаю, что делать. Теперь я знаю, за что бороться. Теперь я не сомневаюсь и не боюсь – я рожаю. 

Прокололи пузырь. Оказывается, был боковой надрыв. (Так же у меня начинались и первые роды, с бокового надрыва пузыря и подтекания вод… ) Продолжила прыгать на мяче, стала дышать на пике схватки – всё это очень помогало. В перерывах отдыхала. Пришла акушерка уколола спазмолитик в вену, сказала минут 40 полежать, потому что будет кружиться голова. Легла. Действительно закружилась голова и страшно захотелось спать. После укола стало настолько легче, что я стала засыпать между схватками. Когда прошло около часа – я снова уселась на мяч – и за работу… Заглянула акушерка: «как, ты уже встала – молодец». Где-то около 4 часов ночи снова стало трудно терпеть. Организм попросился в туалет по-большому. Я пошла, сходила. Помылась тут же в душе, самочувствие мне вполне позволяло. Однако заметила, что ощущения изменились. Теперь на пике схватки мне невыносимо захотелось напрягать пресс. 

Пошла в коридор искать Татьяну Юрьевну. Она тут как тут. Объясняю про ощущения, она мне «какать хочется?», а я «да я уже сходила». Ну пошли посмотрим… И снова: «Моя ты хорошая, у нас 9 см раскрытие! Какая же ты молодец!». Татьяна Юрьевна объяснила что делать: я села на унитаз и стала на пике схватки подтуживаться. Это нужно было для того, чтобы я находилась вертикально, и сила тяжести помогала преодолеть последний сантиметр раскрытия, и чтобы не перенапрягать рубец в другой менее удобной позе. Пришла акушерка и между схватками вставила катетер в вену: сказали, после родов будут делать ручное обследование матки под наркозом. Да, конечно, мои милые, я знаю, так надо, какие это мелочи по сравнению с операцией… Через 5—6 схваток мы пошли на кресло рожать. Дальше только обрывки воспоминаний… 

К своему стыду, я не запомнила никого, ни одного лица, даже своей акушерки, не говоря уже об остальных врачах… Для меня не существовало никого кроме Татьяны Юрьевны, и её голоса. Она отдавала четкие и громкие команды, хвалила. Всё остальное для меня было не важно… Кто-то распустил мне волосы, сказал так принято. (Ну надо же, я бы никогда не решилась попросить об этом!) На кресле мне было неудобно, совсем не так как на унитазе, однако на процессе это особо не отражалось. Помню, что тужиться мне почему-то страшно не хотелось, это было неприятно. Мне хотелось, чтобы никто не заметил, что у меня потуга – и банально от неё закоситьJ)) Пожаловалась, что мне мешают пальцы акушерки, она там всё растягивала на выходе. Сказали, пальцы никуда не денутся… Смирилась. 

Пришли ещё какие-то люди, неонатолог и кто-то ещё. Спросили нужна ли будет реанимация? Т.Ю. ответила ничего не надо, всё хорошо. И ещё сказала, как замечательно, что она ещё душ успеет принять перед началом рабочего дня. Мне это польстило, ведь это благодаря мне она успеет, я так рада! J)) Два раза моей рукой трогала, как выходит головка, а я, такая глупая, говорила не надо, мне страшно. Мне казалось, что это никогда не кончится. Потом вдруг попросили не тужиться, и где-то глубиной мозга я поняла, что это почти конец. Потом последняя потуга – и в 4-20 моего сыночка мне положили на живот. И сразу же ушли все неприятности и боль. Осталось только удивление – неужели уже всё? – и счастье. Он не кричал, а хныкал. Сказали – жалуется мне, как ему было тяжело. Ах ты мой бедненький, мой помошничек! Приложили к груди. Спросили как назовем, умилились. 

Потом Т.Ю. кому-то сказала «А знаете, многие врачи, практикующие роды после кесарева, делают ручное обследование матки только по показаниям». Т.е. когда есть проблемы с рубцом, или подозрение на проблемы. И тут я спросила: «А может не надо ручного обследования?» Ответила «Посмотрим». Плацента родилась незаметно. Всё в порядке. Оказалось, что я даже не порвалась. И Татьяна Юрьевна решила не делать ручное обследование. И осталась я лежать два часа с сыночком, заснувшим под грудью. Татьяна Юрьевна ещё почти час сидела возле меня, разговаривали. Я не помню сколько раз сказала ей спасибо и призналась в любви – всё равно этого было мало, чтобы передать ей мою благодарность. Она говорила, что из всех желающих родить самим после КС – рожает примерно 2/3. Представляете?! Это больше половины! И о том, почему большинство врачей этого не позволяют… 

Когда она ушла – я позвонила мужу. Он был где-то под Мелитополем. Поздравила его, он меня. Потом позвонила маме – как она бедная испереживалась. Потом я ещё час лежала и не верила в своё счастье. Благодарила Бога и плакала, глядя на иконку, висящую там на стене. Около 7-00 пришли измерить и взвесить сынулю: 3400г и 53см. И снова я запомнила только чудесные красивые глаза этой женщины, которая занималась ребенком. Как только разрешили встать, я вскочила и кружила по родзалу вокруг хныкающего сына. Когда приехала каталка – я сказала «зачем, я и сама прекрасно дойду!» Вот она – эйфория! Но мне сказали, ложись, так положено. Это уже в палате, когда принимала душ, стала кружиться голова и не хватало воздуха. Это потом всё стало ныть. Но до 15-00, пока не ушел приехавший в 9 утра муж, я бегала по отделению и не отдыхала. Даже умудрилась показать мужу сыночка. 

Домой. В послеродовом оказалось всё так же прекрасно, как и в дородовом. В нашем боксе был туалет/душ/бойлер/холодильник/электрочай ник, это для трех человек, включая меня. И в туалете на стене (простите, не могу не написать, меня это потрясло! Слабонервные, сядьте!) – ящик с одноразовыми сиденьями для унитаза. Я сфотографировала всё, даже вид из окна, чтобы подольше помнить и не забывать это прекрасное место, где посчастливилось появиться на свет моему любимому сыночку. На третьи сутки нас выписали, и мы уехали домой. 

Родители мужа повезли нас на машине. 10 часов пути – и мы дома. На следующий день пришла педиатр, и не поверила своим глазам: кажется, ей не часто приходилось видеть новорожденного 4-х дней отроду. А я думала о том, что дома меня не было 8 дней – ровно столько же я провела бы в роддоме в трёх кварталах от дома, только после операции. Ну вот пожалуй и всё. Извините за такой длинный рассказ, но и мой путь к естественным родам не был коротким. И если вы дочитали до этих слов, значит я не зря его написала. Хочу сказать всем, кто хотел бы родить после кесарева: никогда не сдавайтесь, идите за своей мечтой, что бы вам не говорили. Верьте в себя, а если не очень получается верить, то хотя бы изо всех сил надейтесь на Чудо – и оно обязательно с вами случится, как случилось со мной!!! Удачи!